Язык и письменность

  ЯЗЫК И ПИСМЕННОСТЬ

 

Язык

 

             Памирские бесписьменные языки, по мнению Д. Карамшоева всего 5 языков и 2 диалекта, принадлежащих к индоевропейской семье языков. Они распространены на Западном Памире и соседных регионах, которые включают часть территории  Исламского государства Афганистан (Бадахшан Афганистана), ГБАО (Бадахшан Республики Таджикистана), Пакистана (Хунза, Кунджут, Читрал, Гилгит), Китайской народной Республики (Синьцзян - Уйгурский  автономный район). К памирским языкам по нескольким характеристикам примыкает мунджанский язык с близкородственным йидга.   Как доказывают языковеды, эти языки и диалекты возникли на Памире не позднее I - го тысячелетия до новой эры. Кроме памирских языков и диалектов на Памире существуют таджикский и кыргызский языки. На таджикском языке разговаривает население   Дарваза, Ванча и  часть Ишкашима,  на кыргызском языке часть населения Мургабского  района. Стоит упомянуть, что таджикский язык является государственным языком в Бадахшане и служит  средством  общения между населением различных регионов.

 

Шугнанский язык- Shughni, Shughnoni, Shukni

 

Согласно статусу, шугнанский язык относится к группе шугнано-рушанского языка. По оценке 1997 года на шугнанском языке разговаривают более 100 000 человек в Таджикистане и около 50 000 человек в смежнных регионах Исламской Республики Афганистан. 

Шугнанско-рушанские языки являются близкородственными и взаимно понятными диалектами  по грамматическим свойствам, и они очень мало отличаются друг от друга.

 

Баджувский диалект- Bajuvi   

          

            Баджувский диалект очень близок шугнанскому языку. Поэтому некоторые исследователи считают его под диалектом шугнанского языка. Согласно данным 1996 года носителей баджувского языка совместно с шахдаринским и рушанским языками насчитывалось  18 000 человек.

  Рушанский язык -  Rushani

 

На территории  Рушанского района Горно-Бадахшанской Автономной Области существуют такие диалекты, как  баджувский, рушанский – (18 000 человек, по оценкам 1996г.),  хуфский – (2380 человек, по оценкам 1998 г.), бартангский – (2425 человек, по оценкам 1997г.), рошорвский – (1950 человек, по оценкам 1998 г.). Различия между говорами жителей Рушанского района небольшие и не вызывают затруднений в   понимании.  Носители рушанского диалекта живут и в вулусволстве Шугнана провинции Бадахшана в Афганистане.

По статистике 1939 года в Хуфском ущелье проживали 1000 человек, но согласно оценкам 1998 года, это число возрасло до 2380 человек. Большинство исследователей называют хуфский язык под диалектом рушанского языка. 

 

Бартангский язык -  Bartangi

 

Носителей бартангского языка, согласно данным 1932г. насчитывалось 2049 человек, по данным  1939г. 3700 человек,  по данным 1959г-1000 человек, а по оценкам 1997г. составляет 2425 человек. Как известно, в долине Бартанг, по мнению языковедов, существует несколько самостоятельных диалектов, различающихся  между собой. Очень близки диалекты кишлаков Сипондж, Басид и Равмед, которые относятся к бартангскому языку, хотя между ними тоже есть  отдельные различия.   

          Рошорвский язык очень близок бартангскому языку. По данным 1998 года носителей рошорвского языка насчитывалось 1950 человек. Исследователи часто относят рошорвский язык к орошорскому диалекту. Рошорвский язык распространялся по местности Рошорва, истоков  реки Бартанга и её притоков, реки Гудара. Как известно, во времена СССР 200 человек - носители рошорвского языка переселились в Кумсангирский район Кургантюбинской области Таджикистана.

 

 

Сарыкольский язык – Sarikoli 

 

Носители Сарыкольского языка проживают в местности Сарыкол Синьцзян – Уйгурского Автономного района КНР, в горных долинах реки Тезнаф и её притоков  в районе Ташкургана. Небольшая часть сарыкольцев проживает на территории ГБАО в Мургабском районе, где практически утратили свой родной язык. Ряд исследователей считает, что сарыкольский язык относится к шугнанско - рушанской группе памирских языков. Сарыкольцы обучаются на уйгурском языке. По оценкам 1990 года носителей сарыкольского языка насчитывалось  20 000 человек.

 

Язгулямский язык -  Yazgulyami (юздони)

 

Носителей язгулямского языка насчитывают  4000 человек, которые  проживают в долине реки Язгулям по правому притоку реки Пянджа, а также группа переселенцев в Вахшской долине Хатлонской области РТ. Кишлаки Язгуляма относятся к Ванчскому району ГБАО.   

 

Ванчский (Старованчский язык) Мертвый язык

 

            Старованчский язык бытовал до XIX века на территории Ванчского района ГБАО.  В настоящее   время  язык относится к вымершим языкам, его место занял таджикский язык.  В 1924 году И. И. Зарубин  перевёл  свыше 30 слов этого языка на русский язык. 

 

Ваханский язык – Wakhi

 

Носители ваханского языка проживают в Афганистане, Таджикистане, Пакистане и Китае. (Общая численность 32 000 человек). Около 9 000 человек проживают  в Пакистане, 7 000 человек проживают в Таджикистане и Афганистане и 6 000 человек проживают в Китае. Ваханский язык относится к бесписьменным языкам, но его роль довольно значительна. Он делится на несколько диалектов носителями которого являются: Gojal – 6 000 человек; Ishkoman – 2 000, Yasin – 200 человек, Yarkhun – 900 человек, которые проживают в Пакистане. На ваханском языке разговаривают жители селения Ваханской долины Ишкашимского района ГБАО Таджикистана и в селениях вулусволстве Ишкашим в Афганистане. 

 

Ишкашимский язык – Ishkashimi  ( диалект )

 

Носителями ишкашимского диалекта (около 500 человек) являются жители кишлака Рын Ишкашимского района ГБАО. Отдельные ишкашимские семьи проживают в таджикоязычных кишлаках Нуд, Сумджин, Мулводж и 2000 человек в северной части Бадахшанской провинции в Афганистане. Как считают исследователи, ишкашимский язык считается близкородственным зебакским и сангличским диалектам, а последний близкородственным  мунджскому языку Афганистана и языку йидга Пакистана. Все они относятся к памирским языкам.  

 

Письменность

 

Памир обладает богатым фольклорным и литературным наледием, сохранившимся на различных его языках  и диалектах. Сказки, легенды, оды, устная поэзиия часть из которых были опубликованы с помощью таджикских, русских и иностранных исследователей, хранится в архивах исследовательских институтов Таджикистана и России.

Памирские языки  являются бесписьменными языками, но как предполагают некоторые исследователи, возможно, в древности они имели свою письменность, которая со временем исчезла.

Как известно, с приходом ислама в Центральную Азии до Советского периода народы Памира, в основном использовали арабскую графику. Персидский (фарси, таджикский) язык на протяжении многих веков служил средством общения между народностями Памира. В результате влияния фарси - дари на культуру народов Бадахшана появилась двуязычная (памирская и персидско-таджикская) литература.

            В  XIX веке  известный поэт Бадахшана Мулло Лочин (1860 – 1920гг.) впервые на основе арабской графики составил алфавит шугнанского языка. Но, к сожалению, арабский алфавит полностью не совпадал с шугнанским языком и не мог передать все звуки данного языка. По причине того, что в прошлые века памирские языки не имели письменности, круг поэтов, которые писали  на памирских языках, был ограничен. После Мулло Лочина известный учёный Бадахшана Шохзодамухаммад во время работы над своим медицинским трактатом «Медицина Шохзодамухаммада», впервые пытался обозначать научные термины, названия лекарственных растений и болезней на шугнанском языке, используя арабскую  графику.

 В советский период (1930-38гг.) для шугнанского языка, который является самым популярным на Памире, на основе латинской графики был составлен алфавит и опубликованы учебники и ряд  художественных произведений. Большое  количество учебных пособий, литературных произведений были переведены с русского и таджикского языков на шугнанский (около 40 единиц). Основатель авторского творчества на шугнанском языке Нодир Шанбезода (1908 – 1990гг.), начал свою деятельность именно с создания алфавита шугнанского языка. Поэт не только создал свои многочисленные произведения на этом языке, но  и  впервые в Бадахшане опубликовал сборник стихов на шугнанском языке под названием «Гулгунча» (1937г.). Это важная художественно – культурная инициатива не получила развития в результате неразумных политических действий, с принятием «Закона о языке» (1989г.) и использованием кириллицы, вновь начали издавать  стихи поэтов Бадахшана на памирских языках. 

 

Письменное наследие      

 

На основе некоторых данных, до Советской власти  на Памире существовало  тысячи наименований разных книг, которые были переписаны руками местных каллиграфов. Часть этих произведений была напечатана литографической печатью в типографиях Индии, Пакистана, Самарканда, Бухары  и Ташкента.

            Тут возникает вопрос, когда и каким путём распространялись на Памире эти  драгоценные произведения? Ответ очень прост. С тех времён, когда на Памире  распространился ислам, особенно исмаилизм, в этом регионе широко начали пропагандировать научные и литературные произведения. Но, к сожалению, о состоянии этого культурного наследия нет сведений, кроме нескольких рукописей и исторических документов. Причиной тому является то, что в XVIII веке Памир был завоеван чужеземцами, и вследствие чего большая часть произведений была уничтожена.  Однако в XIX –ХХ вв. были обнаружены новые памятники письменного наследия Памира.

            После падения Фатимидского халифата один из лидеров шариата Салахиддин Аюби под предлогом очистки исламского учения от немусульманских взглядов уничтожил тысячи экземпляров ценных книг. Он бросил в реку Нил различные научные,  религиозные и литературные книги, а также продал их кожаные обложки сапожникам города Каира. Некоторые лица из числа грамотных людей ради спасения оставшихся книг прятали  их в  загородных местах, и сейчас эти места известны под названием «Тал – ул – кутуб » (Холм книг).

           На протяжении всего развития книжной культуры Памира, она не раз подвергалась уничтожению, поскольку принадлежала к исмаилитскому толку Ислама. Завоеватели –сунниты, боровшиеся за чистоту ислама суннитского толка, безжалостно жгли рукописные сокровища Памира. 

           Советские политические руководители в 20-х  и 30-х гг. XX  века также уничтожали исторические, религиозные, философские и литературные произведения разных народов бывшего Советского Союза. В политических играх этого периода тысячи учёных, писателей и религиозных лидеров были репрессированы, десятки тысяч экземпляров книг были брошены в реки. В такой ситуации некоторые люди, преданные традициям, старались спасти хотя бы малую часть этих  ценностей и прятали их под камнями в горах и на кладбищах. К счастью,  на Памире сохранилось более 10 000 экземпляров книг, но до сих пор это ценное наследие  не изучено исследователями. 

Если мы заглянем в историю  изучения  персидских рукописей Памира, то выяснится, что ещё в начале XX века русские востоковеды вели поиски и начали исследовать бадахшанские рукописи. 

В 1910 году русский востоковед А.А.Семёнов обнаружил на Памире 9 исмаилитских рукописей, а в 1918 году он сдал их в Азиатский музей Академии Наук России. В этом же году А.А.Семёнов выпустил статью под названием «Характеристика исмаилитских рукописей» на страницах «Вестника Академии Наук». Потом ученый нашел копии книг «Ваджхи дин», «Рушноинаме» Носира Хусрава; «Гухаррез» Сайида Сухраба Вали; «Китаб би хидаят – ал-муъминин – ат – толибин » Фидаи Хурасани, которые  хранятся в доме - музее А.А. Семёнова (Институт  истории и археологии Академии Наук Таджикистана) в г. Душанбе.

В 1916 году русский языковед  И.И.Зарубин побывал на Памире и  11 экземпляров исмаилитских рукописей сдал в Азиатский музей Академии Наук России. В данное время они хранятся в Санкт-Петербургском отделе Института востоковедения России.

           В 1917 году русский учёный В.А.Иванов описал, исследовал и издал собрание рукописей Зарубина с научными комментариями под названием «Исмаилитские рукописи Азиатского музея».

С 1918 до 1964 гг. в Азиатский музей с Памира были переданы ещё 18 рукописей: «Уммул китаб»; «Ваджхи дин» и «Шаш фасл» Носира Хусрава, «Тасаввурат» Туси и «Пандият джаванмарди», некоторые из которых в 1924-1953 гг. были опубликованы  В.А.Ивановым и Такизаде в Германии, Каире и Бомбее. В 1933 году В.А. Иванов в Лондоне издавал «Путеводитель по исмаилитской литературе», который  был посвящен  бадахшанской школе Носира Хусрава. Как только советские учёные получили информацию, о том,  что на Памире сохранились многочисленные персидские рукописи, они приступили к их исследованию. В 1959 году Институт народов Азии Академии Наук СССР и  Отдел востоковедения и рукописей Академии Наук Таджикистана создали большую научную экспедицию с целью сбора рукописей на Памире. Экспедицией  1959 – 1960 гг. руководил сотрудник Института народов Азии АН СССР  А.Е. Бертельс,  а с 1961-1963 гг. сотрудник отдела востоковедения Академии Наук Таджикистана Мамадвафо Бакоев. Эта группа обнаружила более 180 экземпляров рукописей, 30 из которых  были весьма ценными. Учёные  А.Е. Бертельс и М. Бакоев   после окончания экспидиций, опубликовали на страницах журналов «Народы Азии и Африки», и «Вестник Академии Наук Таджикистана» научные комментарии. В 1997 году по инициативе сотрудников АН Таджикистана Саиданвара Шохуморова и Амрияздона Алимардонова этот каталог  был переведен  с русского языка  на персидский и опубликован в Иране.

В 1974 году в городе Мешхеде (Иран) состоялся Всемирный конгресс Носира Хусрава, в котором участвовали учёные из  многих стран.  Они выступили с докладами о разных периодах его жизни и деятельности. Научные доклады конгресса были напечатаны в сборнике «Вспоминания Носира Хусрава». На данном конгрессе таджикский литературовед  профессор Абдулгани Мирзоев выступил на тему «Критический текст и существующая копия «Ваджхи дина» Носира Хусрава. В этом докладе освещает   историю сбора разных копий «Ваджхи дина» Носира Хусрава на Памире и об издании данной рукописи зарубежными   учеными.

            После обретения Таджикистаном независимости сотрудник Гуманитарного института Академии наук Таджикистана, кандидат филологических наук Джобулко Додалишоев начал сбор  и  исследование рукописей Памира.

В 1995 году другая экспедиция, созданная Гуманитарным институтом  Академии наук Таджикистана. Отделом исследований организации религиозного учения исмаилитского тариката, начала вести поиски рукописей на территории Памира. После завершения работы экспедиции литературовед Джобулко Додалишоев напечатал статью в газете «Бадахшон» под названием «Сохраним письменное  наследие от исчезновения», в которой рассказал о состоянии рукописей Бадахшана. Д. Додалишоев также в сотрудничестве с кандидатом исторических наук Саиданваром Шохуморовым  в 1997 году напечатали статью в газете «Бадахшон » под названием «Важные находки» уделив  внимание следующим, найденным рукописям: «Деван Коони Шерози»; «Гулшани роз»  Махмуда Шаббистари, копия Корана и другим историческим материалам, обнаруженным в Рошткалинском районе.         

Конструктор сайтов
Nethouse